Наплыв больных напомнил московскому доктору последствия штурма Грозного

30.04.2020

© Reuters. Врачи перевозят пациента, зараженного коронавирусом, в московской городской больнице №52

Максим Шеметов, Мария Цветкова МОСКВА (Рейтер) – Когда задыхающихся людей привозят в реанимацию московской городской больницы №52, Михаил Кецкало вспоминает поток раненых, которых он видел на войне при штурме Грозного, когда был военным врачом. 52-я больница одна из десятков московских медицинских учреждений, которые перестали принимать обычных пациентов, чтобы лечить зараженных новой коронавирусной инфекцией и пневмонией. Кецкало работает в реанимации, где лежат больше сотни пациентов, и которая, как он говорит, загружена сейчас на 110-120% от своей максимальной вместимости. “Это похоже на массовое поступление раненых и пострадавших”, – говорит он, сидя в кабинете под конец рабочего дня. “У меня лично была такая ситуация, когда начался штурм Грозного в 99-м году в декабре. Это было примерно то же самое”. Россия сообщила о более чем 100 тысячах заражений новым коронавирусом и более чем тысяче смертей. Реанимация 52-й больницы заполнена десятками пациентов и ни одной свободной койки видно не было, сказал фотограф Рейтер, который ходил в больницу во вторник. Обычно днем перед приемным отделением стоят в очереди пять-шесть машин скорой помощи с новыми пациентами. Кецкало возглавляет в больнице отделение, которое поддерживает самых тяжелых пациентов с помощью ЭКМО, аппарата, который искусственно наполняет кровь кислородом, – последняя надежда для тех, чье состояние настолько тяжелое, что искусственная вентиляция легких не может помочь. Несколько пациентов с бледными лицами и закрытыми глазами без движения лежали рядом с аппаратами ЭКМО. Только пищание мониторов показывало, что они живы. Лишь один из двух пациентов выживает после этой процедуры, говорит Кецкало. “Если бы не подключали к ЭКМО, наверно, умирало бы еще больше людей”, – говорит он. По состоянию на среду, последняя смерть в отделении была зарегистрирована четыре дня назад. “Я давно реаниматологом работаю, и в боевых действиях принимал участие”, – сказал Кецкало. “Нельзя сказать, что мы сближаемся с пациентами, но больные нам симпатичны и всегда обидно, когда они умирают, особенно когда молодые”. СЕЛФИ ПОСЛЕ КОМЫ Но случаются и победы. Кецкало рассказал о 26-летнем пациенте, который заразился коронавирусом в Италии и был привезен в Москву из Нижнего Новгорода на автомобиле в очень тяжелом состоянии с легкими, которые на 75% уже не работали. “Но мы благодаря усилиям смогли его вытянуть, смогли снять с аппарата ИВЛ. Потерял 20 килограмм веса, но ушел своими ногами”, – сказал Кецкало. Когда пациенты просыпаются после искусственной вентиляции легких, они иногда просят докторов фотографировать их и отправлять фотографии родным, говорит он. Медики не возражают. Кецкало сказал, что он работает по 12-14 часов в день и у него не было выходных, начиная с конца февраля. Когда его больница стала принимать первых больных новым коронавирусом, 44-летняя медсестра из его реанимации заразилась и тяжело заболела. Ее подключили к аппарату ИВЛ в той же реанимации, где она работала, и она только недавно выздоровела. Видеть коллег в реанимации – одна из самых тяжелых сторон его работы, говорит Кецкало.
“Не дай бог, чтобы лежал кто-то свой, совсем свой, которого ты знал до того… Это очень тяжело морально”, – сказал он. (Максим Шеметов и Мария Цветкова, редактор Антон Зверев)

Original from: ru.investing.com

No Comments

New comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *


recent news