ОБОБЩЕНИЕ-ЦБР “заморозил” цикл смягчения политики

18.12.2020

© Reuters. A view shows the Russia’s Central Bank headquarters in Moscow

Елена Фабричная МОСКВА (Рейтер) – Российский Центробанк на декабрьском заседании не стал менять ключевую ставку, с июля застывшую на отметке 4,25%, и добавил жесткости в своих комментариях относительно будущей политики, говорят аналитики. Решение регулятора, совпавшее с ожиданиями рынка и экономистов , сопровождалось повышением инфляционных прогнозов. “Баланс проинфляционных и дезинфляционных факторов и рисков уже не представляется совету директоров столь однозначно смещенным в сторону дезинфляционных, как мы оценивали ранее”, – сказала глава ЦБР Эльвира Набиуллина после заседания. Инфляция по итогам 2020 года ожидается в интервале 4,6–4,9% против 4,7% на 14 декабря. Прогноз на 2021 год остался без изменений: годовая инфляция составит 3,5–4,0% и будет находиться вблизи 4% в дальнейшем. Набиуллина назвала основным проинфляционным риском ситуацию на отдельных продовольственных рынках, где рост цен ускорился вслед за мировыми и ослаблением рубля. На подорожание подсолнечного масла, сахара, муки обратил внимание даже президент Владимир Путин и потребовал от правительства срочных мер для стабилизации продуктовых цен. Чиновники отреагировали административными мерами: о соглашениях с торговцами и производителями о снижении и поддержании цен на сахар-песок и подсолнечное масло сообщило http://government.ru/news/41143 в среду правительство. Центробанк закладывал вклад роста цен на сахар и подсолнечное масло в инфляцию в размере 0,1 процентного пункта, по факту получилось 0,3 процентного пункта, сказала Набиуллина. “То есть избыточный вклад, который мы не предполагали еще в октябре, по сахару и подсолнечному маслу (составил) 0,2 процентного пункта. По зерну это где-то 0,3 процентного пункта. Меры правительства, если они в полной мере будут реализованы и весь эффект реализуется до конца декабря, (что, я думаю, маловероятно, скорее всего, эффект продлится на январь), это бы дало эффект в некоторое снижение инфляции на 0,1 процентного пункта”, – добавила она. Набиуллина сказала, что “не очень поддерживает” введение административных мер, но если они уже применяются, то должны быть очень краткосрочными. ЦБР выступает за создание постоянно действующего механизма сглаживания волатильности цен на некоторые группы товаров, где цены могут сильно зависеть от внешней конъюнктуры. Само по себе ускорение текущей инфляции не является для ЦБР значимым фактором для денежно-кредитной политики, но регулятор видит признаки того, что проинфляционные тенденции могут стать более устойчивыми, на что указывает существенный рост инфляционных ожиданий населения и бизнеса. Взгляд на динамику экономики у ЦБР улучшился, Набиуллина допустила спад в этом году даже менее 4%. “Речь не идет о таком же масштабном снижении экономической активности, как это было весной и в начале лета, когда действовали значительные противоэпидемические ограничения… сейчас скорее наблюдается пауза в восстановительных процессах”, – сказала она. ЗАМОРОЗКА ИЛИ КОНЕЦ ЦИКЛА Центробанк несколько раз отметил рост неопределенности, ужесточив формулировку сигнала. Вместо фразы о возможности снижения ставки на ближайших заседаниях появились слова о намерениях ЦБ оценивать “наличие потенциала дополнительного снижения ключевой ставки”. Набиуллина сказала, что неоднородность тенденций в экономике и динамике цен пока не дает оценить, осталось ли еще пространство для снижения ставки. “Сейчас сложно дать утвердительный ответ на этот вопрос. Если влияние разовых факторов будет быстро исчерпано и произойдет разворот в динамике инфляционных ожиданий, то не исключаю, что могут быть основания для дополнительного движения вниз по ставке. Но такие основания могут и не сложиться”, – сказала она. Тем не менее ЦБР считает, что на протяжении 2021 года направленность денежно-кредитной политики будет мягкой. Регулятор будет ужесточать политику тогда, “когда будет к этому готова экономика”. “И сроки, и темпы нормализации будут зависеть от развития ситуации, очень много неопределенностей”, – сказала Набиуллина, которая была в пятницу с брошью в виде снегиря. По мнению аналитиков, броши Набиуллиной никогда не отражают forward guidance; это, как правило, констатация уже свершившегося факта. Например, перед снегирем была изогнутая линия, символизирующая “вторую волну” коронавируса и волатильность экономики, а за месяц до этого – знак “пауза”. Вывод из всей риторики, который можно сделать, напрашивается такой: сейчас – заморозка цикла смягчения политики до прояснения ситуации, сказал Дмитрий Долгин из ING. “В этот раз у них изначальный комментарий был четче прописан, поэтому новых смыслов пресс-конференция не добавила, только детали о распределении факторов дополнительного инфляционного давления”, – говорит экономист и ожидает еще одного, финального, снижения ставки в апреле. “Интересно было увидеть разбивку по факторам перелета инфляции относительно прогноза. И еще интереснее было услышать, что Банк России в целом не поддерживает заморозку цен. Это снижает вероятность развития этой меры”, – сказала Софья Донец из Ренессанс Капитала. “В остальном, отсутствие чёткости сигнала, на наш взгляд, – прямое следствие высокой неопределенности прогноза. Похоже, прогнозировать 2021 год пока нисколько не легче, чем это было в 2020”, – добавила она.
ЦБР не изменит ставку на следующем заседании 12 февраля 2021 года и на протяжении всего первого квартала 2021 года, считают аналитики Альфа-банка, возможности для “разморозки” цикла могут появиться только начиная со второго квартала. (Елена Фабричная, Андрей Остроух, Анастасия Лырчикова, Оксана Кобзева, Дарья Корсунская. Редактор Дмитрий Антонов)

Original from: ru.investing.com

No Comments

New comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *


recent news